Copy
Вы читаете рассылку журнала "Может быть по-другому"
Открыть письмо в браузере

Привет, читатель!

Давно мы с тобой не разговаривали, правда?

За это время я прочитала несколько наших рассылок от других авторов и всякий раз радовалась тому, что мы говорим с тобой по воскресеньям живыми, разными, своими голосами.

Не всех авторов статей мы пока что уговорили осмелеть настолько, чтобы отдать им очередную воскресную рассылку, так что меняться друг с другом будем мы, осмелевшие.

Меня зовут Лена, я предпочитаю обращение «Леночка». В этом году я отвечаю за работу редакции нашего журнала.

Это значит, что я собираю план публикаций, читаю входящую почту и все-все ваши комментарии к статьям и в соцсетях. Редактирую вместе с Лидой и Аней статьи авторов. Передаю их на оформление Любе, Кате и Кате. Уточняю у Вари, стоит ли показывать автора в самом верху каждого материала. Стоит. Спрашиваю у Лиды, когда она запостит новость, чтобы не столкнуться в соцсетях. Прошу Машу включить отображение имени автора, а Маша не ругается и просит меня занести эту задачу в список в трелло.

Это значит, что я с большим трудом отказываю некоторым новым авторам, потому что в журнал не помещается текст, который они прислали, и трачу много душевных сил на то, чтобы с каждым разом писать всё более человечные и, если это возможно, полезные отзывы, отделяя людей от того, что они пишут — комментировать только то, что они пишут, а не их самих. Мне всегда было трудно отказывать, когда меня о чем-то просят, и пост ответственного редактора — способ проработать это неумение.

Это значит, что когда у меня нет понимания, какие именно тексты мы покажем тебе на следующей неделе, я склонна впадать в панику и писать в слэке авторам: «Закончились заготовленные материалы! Кто готов что-нибудь написать???».

Это значит, что я работаю с теми, чьи тексты помещаются в журнал, стараясь улучшить то, что они написали, и при этом сохранить их авторский голос. Один из наших авторов написал после нескольких этапов вдумчивой и глубокой работы над текстом:

«Это был самый сложный текст, над которым я когда-либо работала. До знакомства с Зинсером и Ильяховым я даже не догадывалась, что между первым черновиком и тем, что идет в печать, такая колоссальная разница. Офигенный опыт».

Зинсер и Ильяхов действительно написали важные для нас книги. Но ещё более молодцы — авторы, выдерживающие въедливую редактуру и бесконечное число моих вопросов: а почему тут так? А что имели в виду здесь? А вот это предложение противоречит вон тому, как поменяем? А какой вывод читатель может сделать тут?

Это значит, что журнал теперь — неотъемлемая часть моих дней.

У меня в почте куча билетов на события. В июле я иду на Депеш Мод, в марте — на Ройшн Мёрфи, Софи Элис-Бэкстор и Мумий Тролля. В апреле приедет Натали Имбрулья.

Однако сейчас, пока я готовлю текст этой рассылки, я думаю совсем о другом событии. Билета на него у меня нет. Да и придумали мы его сами совсем недавно. В это воскресенье, сегодня — мы в час дня встретимся в Миракле с петербургскими читателями.

Я думаю, что у нас выйдет по итогам этой встречи отдельный материал. А сейчас — то, о чем думаю я.

Первая встреча была так ужасно давно! Тогда журнала как такового не существовало, он появился незадолго до неё, а всё, что мы видели до этого — черно-белая админка, которую мы спешно набивали текстами. 

Смешно вспоминать, как я опоздала на ту встречу, стояла столбом и не знала, о чём говорить с окружающими. Опоздала я не без удовольствия: боюсь встреч с большим количеством незнакомых и даже знакомых людей. 

Сейчас кажется, что прошла такая уйма времени, а ведь не прошло даже полгода. Общая работа и встречи редакции очень сблизили команду журнала. Мы ездили вместе на снежную дачу и заседали в баре, плавили сыр на сковородке у Ани дома и населяли в выходной день дружественный офис с гениальным видом на Владимирскую площадь. А с Лидой из Таиланда и Машей из Новой Зеландии мы ещё не виделись, но тем не менее сдружились.

Всякий раз после живых встреч редакции у меня остаётся очень тёплое чувство внутри. Это те, кто принимает меня. Они все совершенно другие — и принимают меня не потому, что знают, каково быть мной. Нет! Они не знают. Но почему-то принимают. А я принимаю их.

Я, интроверт и социофоб, выхожу со встречи на 10 человек с улыбкой и новыми силами. Необычненько.

Хочется верить, что встреча с читателями будет ещё теплее, чем наши внутри-редакционные (и мне не будет так страшно открывать дверь и входить, как на прошлой). У некоторых из нас (не будем показывать пальцем, но это Аня) заранее щиплет щеки — потому что, похоже, мы сможем улыбаться несколько часов подряд — знакомым и пока что незнакомым.

Но это только через два часа! А пока что — про уходящую неделю. Я перескажу то, чем мне запомнились чужие статьи — и почему я написала очередную.

Общий тренд материалов этой недели — личный опыт. Написать о том, что зацепило именно тебя. Не посоветовать полезность, не собрать и проанализировать, не отчитаться об эксперименте, а — покопаться в своих реакциях.

Аня Иоффе несколько недель корпела над материалом про учениц акушерского колледжа.

Легко ли идти учиться в тридцать?

Сокурсницы Ани признаются: нет, нелегко. Кому-то не хватает поддержки от близких, кому-то — средств на то, чтобы спокойно засесть за учебники, кому-то — времени на семью и детей.

Но чего девчонкам точно хватает — уверенности в том, что можно заниматься любимым делом. Учиться важному и человечному. Помогать другим проходить по важному лично пути.

Полина Хорошилова рассказывает о том, как добрые дела меняют мир.

Потихонечку. По одному маленькому шагу за раз.

Полина предлагает вспомнить попытки пустить камни «блинчиками» и спрашивает: а что вы делаете, если вместо «чпок-чпок-чпок» блинчик делает «плюх»? Разочаровываетесь в себе? Успеваете ли отметить, что кому-то было важно увидеть вашу смелость решиться — и это, возможно, поддержит их в чем-то важном своём?

А я говорю в очередной статье про то, о чем думаю последние месяцы. О сложности быть маленьким человеком (привет, Земфира!) в большом мире. Об ощущении беспомощности рядом с девятым валом рекламы, политики и религии. О желании чувствовать авторство собственной жизни. Может быть, о свободе.

Но уж точно — о способности что-то сделать, пусть крошечное, но сделать. Не будучи героем или активистом. Потому что я уж точно не они.

Лида, отвечающая у нас за новости, рассказала о международном дне книгодарения, лекции по анимации в Петербурге и встречу с Адамом Курцем онлайн.

Люба вечером в пятницу показала работы фотографа Jade Beall в своей регулярной рубрике «Посмотрим?». Это тёплые, нежные и разные тела. Нам понравились.

А теперь — о тебе, читатель!

Расскажи: что из последнего было интереснее всего читать? О чем хотелось бы прочитать в марте? В каком направлении советуешь двигаться журналу и нам?

--
убегающая на встречу с петербургскими читателями
Леночка
Copyright © 2017 Может быть по-другому, Все права защищены.


Вы можете изменить настройки профиля или отписаться от получения рассылки, хотя мы очень расстроимся, если это произойдет.

Email Marketing Powered by Mailchimp